carex: (plum)
Я знаю это.
Когда у воды появляется имя.
Когда опыт говорит тебе, что ты по сути не знаешь ничего об этом человеке, но ты интуитивно чувствуешь объём и качество личности и знаешь, что тебе это нужно, причем немедленно, потому что это как лучший аромат на свете и как огромный сапфир с морем внутри.
Когда ты рад, что ничего не можешь с этим поделать.
Когда ты хочешь взять человека с собой в путешествие.
carex: (plum)
Это был сложный и многогранный день
Про плохое напишу завтра.
Про хорошее напишу не здесь.
Про непонятное скажу - почему каждый раз, вот такое, непонятное, зыбкое, на касаниях, без слов? Как это понимать, что из этого записывать на свой счет?
Этакий призрак возможности надежды.
Это слишком мало для меня
carex: (plum)
Это в компанию к рукам и в дополнение к жадности

То общее, что обнаруживаешь, разговаривая с новым знакомым, про восторг внезапного опознания себя в другом и другого в себе, об том, что  - да, да, я тоже это делал, да, тоже в орнитологическом кружке с 12 лет, и фоточки такие же почти есть, смешные, с птицами, только не с воронами. Да, вот это вот, про дорогу, про непокой, про смену мест и людей.
Или про то, как человек говорит, что он говорит. Может вот это странное и думают все вокруг, но вслух-то только этот произнес! И каждый такой рассказ -  как стыдный диагноз, оно же ненормальное, явно, и одно на двоих с человеком, бывшим чужим еще недавно, и как негаданный подарок, попавший "в масть".
Или внезапно понимаешь, что "это же её фоточка лежит уже десять лет на твоем компе, просто потому что красивая!" И когда ты точно знаешь, каков на вкус тот закат, про который тебе рассказывают, потому у что у тебя тоже такой же точно был.

Когда ты видишь, что совпадают не столько эпизоды и истории, сколько внутренние компаса, карты желаний и методы постижения. Что общего у вас двоих больше, чем за предыдущий год с сотнями людей.

И вот, когда транспортиры и лекала совпадают, становится страшно и становишься неловким.
Неловким, потому что боишься быть принятым за неискреннего и экзальтированного дурака, втирающегося внаглую в ближний круг. И ты же действительно чувствуешь себя этим дураком, но не экзальтированным, просто восторженным. И самым искренним, здесь и сейчас.
И тебе страшно, потому что  ты конечно же хочешь в этот вожделенный ближний круг, чего уж врать, причем, опять же, немедленно, пжалста-пжалста-пжалста! И ты идешь, прямо ногами, по свежей, только что сверенной карте, зная, что на той стороне такой же испуганный зверек, что одно неловкое движение, и все пропало, а цена ошибки стократ дороже, чем обычно.

Знаете, в удачном варианте, это не как приручать лису, а как  подобираться навстречу друг другу сквозь сугробы и одуванчики, потом лиса резко ловит тебя сачком для бабочек, вы оба строите из сачка гамак, и ты потом весь вечер учишь её вязать на спицах, потому что лиса всегда хотела научиться, а у тебя и спицы и клубок случайно с собой оказались.

Время в этих случаях может течь любым способом или просто не идти в расчет, в подобном чувстве общности я чую запах вечности.
В случае успеха следует быть с этим и отчасти этим человеком столько, сколько будет интересно вам обоим.
Здесь и сейчас - самая сладкая часть этой истории, тот самый ежесекундный экзамен для самого себя и другого, по собственным и взаимным билетам, зажмурившись. Как карточки для тестирования на телепатию.

Download Milosc od pierwszego wejrzenia for free from pleer.com
carex: (plum)
Сегодня я была "ну-что-с-нее-возьмешь-зато-в-платьице" девочкой, забывшей кошелек, и далеко не уверенной, что дома выключен утюг. И знаете что? Отличный был день!
carex: (plum)
Слишком много викингосии вокруг, сегодня сложный день - хочу накладные пряди и две длинные тонкие косички с ними, чтобы ленточки, и чтобы растрепанные пушистые волосинки торчали.
carex: (plum)
ff-3

Сижу на фестивале цветов в Парке Горького.
Самая тупая работа в моей жизни.
Звоните и приезжайте, у меня есть пуфики!

ff-2
carex: (plum)
Стабильно 38+, а значит, снятся прекрасные, яркие сны с захватывающими сюжетами.

Вот все мои друзья-знакомые, бывшие мужья-любовники и почему-то Д.А. Константинов собрались на даче моей бабушки на какую-то выездную летнюю школу. И я приезжаю туда же и с разгону врезаюсь и погружаюсь во все это веселье и за пять минут мы уделываем домик чопорной старушки так, что песок скрипит на зубах. В процессе отжига я замечаю некоего молодого человека, которому имеет смысл налить стаканчик воды и отправляюсь за стаканом. Меня выносит из этой круговерти на крыльцо и я понимаю, что лечу. Слетаю с крыльца и еще немножко вальсирую по воздуху, за спиной как-то удачно шутит Вай.

Больше ничего не успеваю, потому что внезапно перерыв кончается и все, кто приехал учиться, разбегаются по разным углам домика, где устроены импровизированные классы, а сложно определяемое "старшее поколение", типа Ксотара, Вая, Константинова (который, правда, как обычно, себе на уме и чем-то шебуршит в доме) и меня, остается на крыльце. Мы смотрим на небо, сумерки сгущаются, где-то за кромкой леса закат и перистые облака подкрашены розовым. Внезапно среди облаков возникает что-то похожее на звезду с хвостом. Мы начинаем обсуждать, что же это. Появляется вторая а потом еще с десяток разлетается веером по всему небу. Ксотар говорит, что это исследовательские зонды и мы продолжаем любоваться. Но тут я понимаю, что песок из зубов все-таки стоить вымыть и иду в дом, за водой, недоумевая куда же делась бабушка - именно сейчас я должна была бы выслушивать мега-истерику.

С этого момента события развиваются стремительно. Дом вздрагивает и слегка съезжает с фундамента, перекашивается. Я выглядываю на улицу и вижу, что небо теперь у нас на 50 метровой высоте и все состоит из кишащих "зондов". Они похожи на мультяшные ракеты - красный конус и бело-красное полосатое "туловище". И они шуршат и перетекают, как бумажные птички в Унесенных Духами Миядзаки. И они столь же "дружелюбны". А вся земля покрыта быстрым потоком уже опасно горячей воды, глубиной сантиметров тридцать.

Большая часть народа ломит на второй этаж, за спиной раздается радостный голос Тинкаса, Тинкас по-христиански рад, что "началось" и он теперь все увидит и лично поучаствует. Я понимаю, что при таком раскладе вода холоднее не станет, и решаю идти на второй этаж тоже.

На втором этаже внезапно оказывается белый кафельный зал, похожий на спущенный бассейн - площадка наверху и какие-то сбитые и хлещущие краны внизу. К кранам сразу ломят Мелвин с каким-то неизвестным мужиком и Мелвин начинает пытаться что-то сделать. На нем мгновенно оказывается красная точка прицела, намекающая, что занятие это до добра не доведет, все окрикивают Мелвина, но, как обычно, с первого раза он не слышит и ему вышибают мозги. Все как бы принимают уточнение жанра и начинают следить за точкой, а она однозначно показывает, что надо выходить на улицу. Ну ладно, лучше на улицу, чем это белое открытое блюдце. Мы движемся к выходу и тут я просыпаюсь.

Такие дела.

Сон про то, как я поймала пару синих спрутообразных тварей, пытающихся захватить землю, тоже был.
А когда мне снилось, у меня есть огромная мохнатая гусеница, сюжет был очевидно вызван не до конца разбудившим меня котом.
carex: (plum)
болею
регулярно приходит кот и я пытаюсь направить его на очевидно больное место - на голову
но он упорно стремится лечь на компьютер

пишите пожалуйста больше фигни в жж
а то мне скучно и я уже смотрю видео с котиками
carex: (Default)
растащили по углам, понаписали измышлений
дотащили до тех, кому бы я и близко ничего бы не дала, будь моя воля
успорились, что вначале - курица или яйцо
отказали мне в авторстве, возможности быть курицей и нести яйца в принципе

по-моему, это отличный результат
полевые работы по данной теме временно прекращены
carex: (Default)

Не уметь красиво писать и петь, не уметь посчитать в уме.
И на что же ты годен, если все это "не"?

Жадность - вот проблема. И когда она есть и когда её нет.

Иногда видишь человека или вещь или место или умение - и немедленно хочешь это: всё и желательно сразу. Чтобы оно любило тебя, кормило тебя вниманием, выделяло тебя из окружающих, подчеркивало твою особенность. Хочется нырнуть в общение, в обладание, потереться об его замшевое тепло, оно так приятно и терпко пахнет избранностью, причастностью и твоим соответствием своим же, по сути, высоким стандартам.
И невозможно отказать ни одной новой красивой игрушке: как же можно не хотеть самого лучшего? Как можно соглашаться на полумеры? Не уметь чего-то прекрасного?

Смотришь на человека и понимаешь, что он столько раз уже был обкусан чужой жадностью, что твою уже не готов даже близко подпустить. А ты же знаешь, что ты не такая, ты же лучше всех, ты будешь прекрасным другом и самым внимательным собеседником! Не надо меня бояться, иди же немедленно сюда, накорми мою гордость и я сделаю так, чтобы твоя тоже была сыта!

Пугает, когда  жадность давно не дает о себе знать. Вот, вроде бы, самое место ей и время и предмет, а поди ж ты, не полыхает. То ли надежды маловато, то ли усталость от предыдущих разочарований начала догонять - покуда дров нет в поле видимости, все прохладно. А без этого тошно и не живется.

carex: (утэна)

Руки не спрятать и они всегда выдадут вас. Пусть они скажут неправду, все равно, я буду судить вас по рукам, интонациям и по тому, хочу ли я смотреть вам в глаза.

Вот у этого  руки, как у девчонки. Маленькие, невыраженные. И ведут себя, как девчоночьи - мягко изгибаются, плавно ложатся. Почему-то они говорят мне "держись подальше!"
 
А вот мои, аккуратные и красивые, пока ничего не происходит, слегка маловатые, чтобы быть аристократичными, мне бы еще хоть пол сантиметра! И покоя. Как только я начинаю хоть что-то ими делать, тут же на тыльных сторонах становятся заметны вены. Кто-то скажет, что это красиво, я считаю это недостатком. Какие это были бы руки, если бы им не пришлось ничего делать! Но даже вышивание приводит их в негодность.

Два набора - уверенно рабочие, что с ними не делай. Пропорциональные, но неуправляемые, с ссадинами, царапинами, своей личной жизнью. Им все равно, они уверены.

Большие, я знаю, что это не так, но мне помнится, что все пальцы на них одинаковой длинны. Они как плот или как мост над рекой.

Вот человек, рук которого я не могу припомнить точно, они начинаются по-одному, а кончаются по-другому. Он изменчивый и нечеткий, его монетки стараются не падать даже на ребро.

Скрипач. Ох, как они двигались, это была поэма. Запомнилось только движение.

А другие с виду вообще не помню, но однажды минуту подержалась и это было ууух.

Еще одни. Кажется, что пальцы очень длинные, холодные и теплые одновременно, они должны лежать на голубом бархате или на полированном дереве.

Кисти, аккуратно прикрывающие тайну, арки над строчками, чуть-чуть похожи на руки пианиста и на паука и на клетку для себя и от других. Неуверенные и жесткие. То самое - "похож и на жертву и на охотника одновременно". Ну и далее по сюжету.

carex: (мир)
Дорогой "доктор" Геллерт!
Полумеры - явно не мой путь, а случай уже можно отнести к затяжным и тяжелым.
Пришлось отдаться на интенсивное лечение Ангелам, это всегда хорошо помогало мне раньше. Теперь сижу по уши в овчине, пью все, что дают, но на твое волшебное письмо по-прежнему возлагаю большие надежды. Сердечно благодарю за добрые слова и заботу =)
Я постараюсь выжить.
carex: (розы)
Если кто-то до сих не понял, то да, я романтик.
carex: (Default)
Внезапно упала в состояние, когда уже можно приносить апельсины, трогательно молча держать меня за руку и нанимать мне экономку. 
Больное подсознание снит приключенческие сны и выставляет в утешение по два Геллерта в кадр.

Profile

carex: (Default)
carex

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:52 am
Powered by Dreamwidth Studios